Марина Игоревна (marina_igorevna) wrote,
Марина Игоревна
marina_igorevna

Размышления на тему улыбок и фотографии

Иду по Арбату. У концертного зала Петра Слободкина стоит красивая елка, вся в гирляндах, нарядная и праздничная. Две тетушки около нее фотографируются.
- Ну, вот, теперь улыбнись! Раз, два, три… Снято.
Почему мы фотографируемся непременно с улыбкой? Зачем вешаем ее себе на лицо? Зачастую ложную, игривую, ненастоящую? Может быть потому, что хотим быть счастливее? Чтобы потом, рассматривая карточки двадцатилетней давности, говорить: «Какая была зима! Какие мы были молодые и счастливые!».
Мне почему-то кажется, что человек непременно хочет сделаться лучше, чем он есть на самом деле. Казаться лучше, красивее, счастливее. Так ли это нужно? Нужно ли быть всегда хорошим? Вместо того чтобы сказать «я опоздала», мы предпочитаем говорить «меня задержали» или «на дорогах такие пробки». Мы с легкостью переносим ответственность на постороннего, на обстоятельства, чтобы тем самым пусть самую малость, но сделать себя лучше в глазах других. Мне почему-то кажется это мелким. И, думается, в этом кроется краеугольный камень ненастоящих фотографий. Мы картинно счастливы, довольны, мы улыбаемся – все отлично. Почему-то возникает ассоциация с советской властью, когда все напоказ хорошо, когда внешний лоск выше внутреннего содержания.
Но, вспомним картины великих художников. Как правило, портреты редко улыбаются. Их суть – суть самого человека, затаенная, скорее, в глазах, в выражении лица нежели в улыбке. Фотокарточки времен начала 20 века тоже не изобилуют улыбками. Может быть, этот факт надо объяснять тем, что фотодело только развивалось, и люди имели мало представлений о том, какими надо выглядеть на фотографии и какой должна быть сама фотография. Но, опять же, вслушайтесь – «надо быть на фотографии». Кому надо? Зачем надо? Что надо? Надо, чтобы соседка, рассматривая ваши фотографии из отпуска, подумала с завистью, что у вас все хорошо и вы такая счастливая и довольная лежите вон там на пляже? Глупо. Фотография, как вид искусства призвана запечатлеть жизнь, такой, какая она есть, а не ширму, которой мы прикрываем грязь в углу. Я за правдивую фотографию.
Мама, просматривая мое портфолио, спрашивает, вы что, снимались у стен тюрьмы? Нет, в Московских дворах. С фактурой битого кирпича и ободранных стен на заднем плане. Ей не нравится. А мне нравится. Это созвучно мне, моему настроению. Все эти маленькие дворики, неубранные, обшарпанные, со сломанными качелями и покосившимся забором. Мне важнее гармония. Не было бы хорошей фотографии, поставь меня позировать в обнимку с Путиным в шикарных залах Белого Дома. Вспоминаю опять же картины великих художников. Пейзажи. Фотографы тоже любят пейзажи. И это та правда, которую испортить почти нельзя. Нельзя попросить дерево улыбнуться и переставить березы в том порядке, в котором тебе хочется выстроить людей. Портреты. Как правило, постановочные кадры, почти что студийная съемка. Кстати, обратите внимание, фотомодели на своих рекламных плакатах улыбаются редко. Чаще можно встретить взгляд, обращенный внутрь вас, или простое задумчивое лицо. Исторические картины, битвы, сцены из жизни – репортажная фотография. Вспоминаю и не могу вспомнить ни одной картины, где была бы изображена улыбающаяся во весь рот матрона с зонтиком на фоне какого-нибудь дворца. Увидь мы такую картину, обозвали бы ее пошлой и безвкусной. Однако таких кадров на фотопленке подавляющее большинство. Художники редко писали такого рода красоту, наоборот, стремились показать нелестную правду. Будь то нищий в лохмотьях или покосившаяся изба, или девочка с глазами, обращенными к прохожим с мольбой о куске хлеба, или печальная девушка, стоящая у перил балкона и смотрящая вдаль, или в пух проигравшийся, отчаявшийся выиграть гусар, с опущенной кудрявой головой. Быть может, такие картины нравятся нам потому что мы, сравнивая свое социальное, материальное, душевное состояние с увиденным на картине, понимаем, у нас все хорошо и это льется нам, как бальзам на сердце?
Есть и другие картины. Ребенок прыгающий в прыгалки, деревенские бабы, на покосе, разрумяненные и улыбающиеся, охотники за завтраком в лесу, видимо рассказывающие в отсутствие жен пикантные истории. Улыбки есть, они настоящие. Кусочек жизни. Одно мгновение, пойманное фотографом, или умело воспроизведенное художником. Они передают живую энергию. Вон та румяная баба так лихо закидывает сено на воз, что даже, кажется, мы слышим запах скошенной травы. Мы вспоминаем себя, прыгающими в прыгалки у подъезда, хулиганящими в школе. Добрые живые воспоминания.
У И.Лысова в его книге я прочитала прекрасную фразу: «Нет такого кадра «Жена у фонтана», «Жена у памятника». Или фонтан, или жена». Но мы активно эксплуатируем эту идею. Надо «на память» сфотографироваться у пирамид Хеопса или на Эйфелевой башне. И неважно, что нам в тот момент может быть грустно, что с этой Эйфелевой хочется сигануть вниз – мы улыбаемся. Хотя, на мой взгляд, фотография с отчаяньем в глазах была бы куда ценнее. По мне, правда, лучше красивого вымысла. собенно, если этот вымысел плохо сработан. Грустное, но настоящее, лицо лучше вымученной улыбки.
Я, за правдивую фотографию. Я не хочу, чтобы все думали, что у меня все хорошо. Что я воплощение радости и счастья. Так же, как я признаюсь, что это я опоздала на встречу, а не черная кошка перебежала мне утром дорогу. Я буду хмурой на фотографии, если это соответствует моему настроению. Это настоящее. Я буду фотографировать голодных собак у Андреевского спуска и никогда не попрошу сфотать меня с голливудской улыбкой у памятника Богдану Хмельницкому.

А зачем улыбаетесь на фотографии Вы?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments